burger
map-header

г. Минск, ул. В. Хоружей, 3

phone-header

+375(17) 370 80 10

mail-header account
Концепция развития адвокатуры История адвокатуры Беларуси Как стать адвокатом Порядок и условия оказания юридической помощи адвокатами Политика БРКА в отношении обработки персональных данных Правила пользования сайтом БРКА Правила пользования юридической онлайн-консультацией Указ Президента Республики Беларусь "О Концепции правовой политики Республики Беларусь" Закон Республики Беларусь "Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь" Закон Республики Беларусь "О лицензировании" Закон Республики Беларусь "О порядке исчисления стажа работы по специальности" Постановление "Об утверждении Правил профессиональной этики адвоката" Постановление "О прохождении стажировки лицами, намеревающимися стать адвокатами" Постановление "О порядке проведения квалификационного экзамена" Госгарантии и льготы семьям, воспитывающим детей

Статья адвоката

Корзун Василина Васильевна

Было ли прощение долга?

В суд обратился гражданин И. с иском к гражданину О. о взыскании суммы лизинговых платежей.

В исковом заявлении истец указал, что в 2020 году О. заключил с ООО «Т» договор финансовой аренды (лизинга). Предметом договора финансовой аренды был автомобиль. В сентябре 2021 года О., ссылаясь на финансовые затруднения, обратился к И. с просьбой помочь ему в оплате лизинговых платежей по договору лизинга. Был заключен договор поручительства, в соответствии с которым И. принял на себя обязательство отвечать перед ООО «Т» за полное исполнение О., возникших из договора финансовой аренды (лизинга).

         В качестве поручителя И. ежемесячно в сентябре 2021 года – сентябре 2023 года перечислял лизингодателю ООО «Т» сумму лизинговых платежей во исполнение обязательств О.

И. и О. договорились, что И. сможет пользоваться автомобилем (письменное согласие на это лизингодателя было оформлено надлежащим образом), затем пришли к устному соглашению о том, что И. после полной оплаты суммы лизинговых платежей станет собственником автомобиля, в 2023 году стороны договорились о том, что автомобиль будет продан, сумма, вырученная от продажи, за вычетом суммы, причитающейся лизингодателю, будет поделена И. и О. пополам. Стороны посчитали, что сумма, подлежащая разделу между ними, будет составлять 5 000 долларов США. Поэтому И. составил О. расписку, в которой указал, что все свои платежи по договору лизинга (а общая сумма за два года составила около 23 000 белорусских рублей) оценивает в 2 500 долларов США и после выплаты ему этой суммы претензий не имеет. О. составил расписку, в которой указал, что обязуется в трехмесячный срок передать И. 2 500 долларов США.

         Однако прошло четыре месяца. Автомобиль был продан, хотя и за меньшую стоимость, нежели ранее рассчитывали стороны. И. не получил от О. ни копейки. О. постоянно ссылался на некие финансовые затруднения. В связи с этим И. вынужден был обратиться в суд с иском.

         В суде интересы И. представляла адвокат К.

         Адвокат в ходе судебных заседаний по делу, обосновывая позицию клиента, указывала на то, что обязательства должны исполняться надлежащим образом. К поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.

О. пояснял, что И. в расписке оценил все свои платежи в 2 500 долларов США, а значит требовать большую сумму не имеет права.

К., оспаривая доводы О., проанализировала положения Гражданского кодекса Республики Беларусь о прощении долга. Так, обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. И. в период времени с 2016 года по декабрь 2022 года и с апреля 2023 года по настоящее время находится в браке, соответственно, им вносились совместно нажитые в браке денежные средства во исполнение обязательства ответчика. Кроме того, прощение долга представляет собой разновидность сделки. Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Однако волеизъявление истца не было направлено на прощение долга. И. таким образом намеревался в кратчайшие сроки получить хотя бы эти 2 500 долларов США. Помимо того, что прощение долга — это сделка, это еще и двусторонняя сделка, то есть необходимо выражение согласованной воли (действий) двух сторон. Кроме того, в расписке И. обозначено, что с момента выплаты ему суммы 2 500 долларов США он претензий не имеет. Поэтому ссылаться на эту расписку в целом некорректно, пока 2 500 долларов США не возвращены истцу.

 

Суд удовлетворил заявленные истцом требования в полном объеме, судебные расходы по делу были возложены на О.

Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено